Белые азиаты Прибайкалья САОтека - Очерки, статьи, рассказы  назад

Благодарим Арунаса Деруса за предоставленный материал.

Поездка в Таджикистан (2006г)

Видно, мне все-таки никуда не деться и придется написать несколько слов о своей поездке в одну из азиатских стран, которая имела место быть в начале января этого года. Волею судьбы я встретил людей, больших энтузиастов породы, своих хороших друзей - благодаря их помощи и состоялось мое путешествие в Среднюю Азию. А огромная поддержка со стороны Алихона Латифи и его команды определила и конкретную цель – Таджикистан. Поэтому прежде всего мне бы хотелось выразить огромную благодарность всем этим замечательным людям. Еще занимаясь породой «кавказская овчарка», мне было очень обидно и больно в душе, что не имел никакой реальной возможности предпринять поездку в исконные места обитания этих собак, чтобы увидеть их в родной среде. И помню, что всегда с завистью выслушивал рассказы людей – заводчиков и не только, просто любителей и энтузиастов пастушьих собак, которым повезло побывать в тех местах и наблюдать этих собак в родной стихии. Думаю, что у каждого заводчика, который изучает историю своей породы, ее становление и формирование, в определенный момент возникает стремление соприкоснуться, побывать на «святой земле», земле, что породила этих собак. Не побоюсь сказать, что, видно, только азиатская пастушеская собака имеет свою родину, которая не только их породила и сформировала, но и по сей день любит и бережет свое детище. И поэтому, когда мне представилась возможность осуществить свою собственную настоящую экспедицию в Среднюю Азию, то я просто сгорал от нетерпения.

И вот, наконец, самолет садится на мою «святую землю». После некоторых пограничных и таможенных формальностей мне прямо в аэропорту ставят визу, и я официально начинаю свое пребывание в Таджикистане. И вместе с Алихоном, что встречал меня, мы начинаем наш путь навстречу приключениям. К сожалению, Душанбе встретил меня нетипично для данного климата холодной погодой, которая, в свою очередь, внесла вынужденные коррективы в дальнейший ход событий. Уже на следующий день мы отправились на первую обзорную экскурсию по городу, навестили душанбинских заводчиков – друзей и личных знакомых Алихона, а также и тех, про которых были только наслышаны.
Дворовой Душанбинский пёс
Дворовой Душанбинский пёс
Первое впечатление радовало: собак было много и много действительно породных даже среди случайно встреченных на улице. И уже сейчас, поразмыслив и сделав соответствующие обобщения, могу смело заявить, что в Таджикистане очень много глубоко породных собак, собак узнаваемых, собак типичных. Хотя по типам встречались несколько разновидностей овчарок, но все они были узнаваемы, что, к сожалению, не скажешь про современных собак культурного разведения. И это только в первый день! Что же ожидало меня далее?

Немного забегая вперед, скажу, что вообще в Таджикистане при отарах только в нескольких местах встречались метизированные собаки, явные потомки немецких овчарок. Такими местами были пограничные зоны, а также наиболее доступные для обитания. Есть предположение, что такая метизация происходила в рамках культурного обмена с российскими пограничными войсками. Кстати, нам довелось посетить одну из пограничных частей и увидеть собак их «питомника». И это предположение подтвердилось. Там содержались метисы на любой вкус: были и азиаты, и восточники, и кавказские овчарки (якобы!), а на самом деле – обыкновенные метисы! Даже рука не поднялась их сфотографировать. Но стоило углубиться в более изолированные места – и ситуация кардинально изменилась. По просьбе местных ребят я не буду называть названия мест и конкретный маршрут, что мы прошли в Таджикистане. Могу только сказать, что мы поездили по юго-западной и южной части страны. В общей сложности, через перевалы, долины и равнины мы преодолели около полутора тысяч километров! Кроме кишлаков, побывали в двадцати пяти отарах и кошарах, встретили больше ста приотарных собак, чуть больше кишлачных, а также разных «породных» дворняг, если их можно так назвать. Отнести последних к кому бы то ни было трудно, но, видимо, это были те же приотарные собаки, только по каким-то причинам отстраненные от своих обязанностей. Еще поражало обилие собак в местах абсолютно невероятных! Бывало, едешь по дороге, вокруг ни отар, ни кишлаков нет, а тут вдруг – бац, идет себе вдоль дороги породная собака! Куда идет, зачем, откуда? Впечатление полной нереальности происходящего! Возникало такое чувство, что очутился в царстве азиатской овчарки! Большую часть нашей поездки мы посвятили поиску именно приотарных собак, т.к. кишлачные собаки на голову хуже и мельче приотарных. Мало того, в кишлаках мы получали бессмысленные указания, теряли время даром, потому что понятия о людей были несовременные, и очень часто их ссылки не соответствовали действительности. К тому же хорошая собака в кишлаке не так актуальна, как при отаре, поэтому с собой чабаны брали лучших собак, а в кишлаках в лучшем случае оставались подростки или щенные суки. Некоторые чабаны специально оставляли в своих дворах кровных сук со щенками и подростками, что объяснялось очень просто: по разным причинам очень много приотарных собак гибнут, поэтому дальновидные пастухи оставляют собак дома как запасной материал, из которого они могут по необходимости восполнять потери. Это нам стало известно только из рассказов самих чабанов, а вот встретить таких сук нам не удалось.

Пёс и чабан с Черной горы
Пёс и чабан с Черной горы

Как я уже писал выше, приотарные собаки кардинально отличаются качеством от остальных. Очень приятное и незабываемое впечатление оставила встреча с первой отарой. Все было, как в фильме: двигаясь по дороге, с правой стороны показался горный массив, и уже за первым поворотом, на склоне одной из гор мы увидели приближающуюся отару, а впереди нее и по сторонам, четко распределившись по местам, как римские легионеры, ее сопровождали солидные псы. Один из них стоял на возвышении и, словно вожак, наблюдал за всем происходящим с высоты. Мы приближались к отаре сбоку, и собаки, шедшие с нашей стороны, на время приостановились, как бы желая оценить наши действия и понять – представляем ли мы какую-нибудь угрозу. Но, так как отара паслась рядом с дорогой, то собаки, видимо, не особо удивились машине и парочке двуногих смельчаков. И все же две другие собаки, шедшие позади, быстренько подтянулись вперед и стали между нами и овцами. Это было очень похоже на игру в шашки, когда каждое твое движение тут же пресекается противником. Как мы потом заметили и с остальными отарными собаками, они очень мастерски использовали территориальную тактику, и мы постоянно были либо отсечены, либо в очень неудобном положении по отношению к отаре. Некоторые стаи нас просто брали в кольцо и тогда приходилось постоянно оглядываться, чтобы избежать нежелательных приближений со спины. В некоторых отарах чабаны нас предупреждали, что у них есть собаки, которые внезапно могут атаковать сзади. Именно такие псы и старались зайти сзади. Но пастухи, как правило, тут же замечали все и говорили, как нам следует себя вести. Или просто вставали вместе с нами, и тогда собаки просто расходились в разные стороны, перестав обращать на нас внимание. Но в начале, пока пастух еще не подошел, мы чувствовали себя весьма неловко и даже неуверенно. Поэтому и не стремились смело вылезать из машины навстречу опасности. Мало того, некоторые собаки с энтузиазмом и бесстрашием атаковали нашу машину на ходу, если мы пересекали их территорию. Нам рассказывали про одного кобеля (нам не удалось его застать в кошаре, т.к. он ушел с отарой), который без особых проблем прокусывал покрышки машинам.

Собак мы видели разных: холеричных и поспокойней, но, как ни странно, самые красивые, самые мощные и породные собаки вели себя весьма спокойно и достойно. Именно они и контролировали ситуацию, все понимали и за нами наблюдали. А резвилась, обычно, гоняясь за машинами, молодежь. Во время нашего единственного перехода через перевал – довольно-таки высокого для зимнего пастбища в горах – мы встретили несколько отар, где собаки были очень злобные. И вообще, хотелось бы отметить повышенную злобность таджикских пастушечьих собак, особенно встреченных во время работы. Псы вычисляли и встречали нас мгновенно. Расстояние в несколько сот метров, да еще и по пересеченной местности, они преодолевали за миг, выныривали внезапно и блокировали нам дорогу. Мы останавливались и, слава Богу, вовремя, ибо, как нам рассказывали чабаны, собаки в таких случаях способны атаковать всерьез и нанести нешуточные травмы. Рассказывали, что многие собаки абсолютно лишены страха, и никакая большая палка, которой обычно вооружаются путешественники, не помогает остановить атакующего пса. Кроме того, собаки работают дружной командой и не шутят.

Уже потом, когда мы провели достаточно времени при отарах и выслушали рассказы чабанов, мы смогли немного понять стиль жизни и навыки работы местных собак. Дело в том, что каждый год при стадах гибнет много собак, поэтому и держат пастухи при отарах большое количество псов. Мы нигде не видели меньше четырех собак. Причем, в кошарах чабаны обычно оставляют щенных сук, щенков, больных либо травмированных собак. Обычно в нормальной большой отаре мы встречали 7-8 голов, из которых одна, максимум две суки, из которых одна берется на подращивание и воспитание, когда главная сука стареет. При отаре работают только кобели. Странно, но никаких драк мы не видели, хотя многочисленные шрамы на мордах говорили о неоднократно случающихся переделках. Сами же чабаны никаким образом не регулировали отношения в стае, видно, собакам самим приходилось в свободное от работы время их устанавливать. Но постоянные нагрузки не оставляют для этого много времени. Так вот, много собак при отарах стали держать потому, что в летнее время высоко в горах овцы частенько подвергаются нападению медведей. Обнаглевшие звери ничего не боятся и прут напролом за своей добычей, как за налогом. И перед собаками стоит очень нелегкая задача остановить нахала и отстоять свою территорию. Естественно, в неравной борьбе псы часто гибнут, и только самым смелым и ловким удается дать отпор хищнику. Помнится, как один чабан, пригнавший отары с высокогорья, с гордостью показывал двенадцатилетнего кобеля и говорил, что с ним ни одной овцы не пропало, а сам он всегда достойно отстаивал собственную территорию. Сумел выжить сам и теперь обучал молодых собак. Мой проводник - водитель и ставший хорошим другом Ахад – тоже происходил из династии чабанов и он рассказывал истории про отважных собак, которые сражались с медведем, гибли, но защищали свою отару. Вот именно поэтому отарные собаки атакуют не шутя и каждый раз работают так, как бы от этого зависела их собственная жизнь. И никакая палка их не впечатлит по сравнению с острыми клыками и когтями, с которыми им приходилось сталкиваться, отстаивая отару.

Мы встречали собак с серьезными травмами и шрамами от былых схваток. Кстати, именно противостояния с медведями рассеяли миф о грубом сложении собак. Только крепкие и ловкие могут избежать медвежьих атак и успешно им противостоять. Нередко несколько собак останавливают медведя на крутых горных склонах, узких тропах, где ловкость имеет решающее значение, а иначе можно и свалиться в пропасть, что и иногда случается. Ахад рассказывал одну историю, очевидцем которой был сам, как две собаки в отаре его отца на узкой тропе остановили медведя. Атакуя его и спереди и сзади, они так ловко его раскрутили, что, обороняясь от одной из собак, которая вцепилась ему в зад, медведь оступился и сорвался с обрыва, а собака тем временем ловко от него отскочила.

Волки же, по рассказам чабанов, не являются серьезными противниками, и собаки могут вступить с ними в бой как равный с равным. А дать отпор медведям могут только самые духовитые, самые ловкие и самые лучшие собаки. Такими собаками чабаны очень гордятся и очень ими дорожат.

Вообще, общаясь с пастухами, меня очень удивило и порадовало ихнее понимание собственных собак. Будучи в гостях в одной кошаре, я встретил четверых собак темного подпалово окраса. В некотором роде они как бы составляли одну породную группу. А пятой в этой же кошаре была очень породная светло-палевая сука. От остальных собак она отличалась как типом головы, так и объемами и пропорциями корпуса. Одним словом, она ярко выделялась на фоне остальных своей особой породностью. Поэтому у меня возникли некоторые вопросы к чабанам. И вот что оказалось. Эта сука – последняя представительница своего рода. Собаки этого рода давно жили при этой отаре, отлично работали, но большинство из них погибло. Даже сын этой суки из предыдущего помета (на момент нашей встречи сука была щенная) погиб в годовалом возрасте. Как сказал нам чабан, сука еще до родов ходила с отарой и работала. «А эти собаки, - он махнул рукой в сторону остальных псов отары, - никчемные. Ничего хорошего из них пока нету.» Он их набрал у соседних отар, но вот не нравятся они ему – так, просто собаки. А когда он рассказывал про палевую суку, то его голос дрожал и звучал осторожно и даже нежно. Видно было, что относится он к ней с любовью. Ни для кого не секрет, что каждый собаковод, или почти каждый, тайно мечтает найти в любой породной экспедиции прекрасное, идеальное животное. Найти для себя и попробовать его приобрести. Так вот, эта сука была одной из двух, что запали мне в душу. И я с трудом сдерживался, чтобы не выдать своих чувств и не начать выпрашивать ее для себя. Но, поверите? – после разговора с тем чабаном у меня бы язык не повернулся, чтобы выпросить или выторговать у него самое дорогое. А сука, видно чувствуя собственную значимость, дружелюбно подошла к пастуху и скромно помахивала хвостиком. И я был очень рад, что мне повезло встретить и узнать таких хороших друзей – чабана и его собаку. Не во всех отарах я встречал людей, которые так бережно относились к своим собакам. Не потому, что они их не любили, нет, просто и пастухи и отары, что нам встречались, были разными. Были и наемные чабаны, были и общественные, еще колхозные или совхозные, отары, были отары местные, кишлачные. А также и частные отары, которыми управляли чабаны, что вели свое проихождение от старинных чабанских династий, т.е. обладали глубокими познаниями, уважали свое дело и чтили традиции.

Поэтому и отношение у пастухов ко всему было разное. Ну, вот представьте – кого особо волнует колхозная собака? Бегает себе и бегает! Кстати, в прошлом приотарным собакам уделялось гораздо большее внимание, чем после распада колхозов. По рассказам одного ветерана собаки даже имели свои нормы пищи – им выделялся определенный паек на каждую голову! В продолжение темы о кормлении хочу поделиться своими впечатлениями и рассказать, как именно это происходит. Вообще, с первых же минут своего знакомства с жизнью пастушеских собак я был глубоко шокирован, т.к. не видел, чтобы собакам была дана какая-нибудь другая пища кроме лепешки. Могу с полной серьезностью утверждать, что никто из чабанов специально не готовил никакой пищи собакам и никто из них не озадачивался их кормлением. И тем не менее мы не видели нигде истощенных животных. Впрочем, как не видели и ни одной жирной собаки. В лучшем случае это были псы в нормальной кондиции. Обычно по качеству шерсти можно было сразу определить общее состояние животного. Естественно, я не могу сказать, что лепешка есть тот perpectum mobile, благодаря которому собака растет и живет, ибо существуют и другие источники пищи – отходы от человеческой еды, отходы после забоя скота, последы, невыживший молодняк скота и разное другое, в том числе и полевание. Нам воочию этого увидеть не довелось, эти источники подкормки нестабильны, случайны и, можно сказать, сезонные.

Поэтому можно утверждать, что приотарные собаки вынуждено неприхотливы в еде. Сначала казалось нереальностью с каким аппетитом пожирают собаки бросаемый им хлеб, но потом мы поняли, что это их единственная перемена, второго и компота не будет! Волей-неволей приходили в голову собственные собаки, и становилось смешно, вспоминая обсуждения качества кормов – премиум или же супер премиум класс! Не говоря уже о глюкозаминах, хондроитинах и других –инах!

Уличная сука в Душанбе
Уличная сука в Душанбе

И все же природа-матушка умна! Большинство встреченных нами сук были щенными, и в основном время появления на свет щенков и их подращивания совпадает с периодом окотов у скота. Таким образом сама природа позаботилась о натуральной компенсации скудного корма для подрастающих собак. Ну, а потом как Бог на душу положит.

В продолжении размышлений о проблемном и нестабильном питании пастушеских собак хотелось бы сказать несколько слов об условиях и качестве роста животных. Думаю, что такое скудное кормление имеет прямое влияние на дефицит роста собак. Было немного странно в одной и той же отаре видеть разных по росту собак одного типа породности. Создавалось впечатление, что некоторые собаки действительно недоедали в определенный период своего развития. В одной кошаре мы увидели красивую черную породную азиатку со своими щенками. Сама сука была не выше 50 см в холке и выглядела несколько нереально в контексте остальных собак, тем более, что ее полуторамесячные щенки были почти в половину ее роста. Детишки были мощные, костистые, хорошо кормленные. Но в одиночку сука смотрелась очень здорово. И такие породные «лилипуты» встречались во многих местах.

Хотелось бы затронуть меркантильную тему привоза собак, наверное, самую заветную тему каждого путешественника-собаковода в чужую страну, а тем более в страну-прародительницу. Я всегда восхищался людьми, которые ездили и привозили аборигенных собак, а сами эти аборигены были для меня неповторимы, имели даже какой-то мистический ореол. Не покривлю душой, если скажу, что и у меня была заветная мечта встретить достойное животное и, если судьба позволит, забрать такую радость с собой. Но не в этой конкретной поездке, может, когда-нибудь, может, в другой жизни...

Но когда я ступил на землю Таджикистана, подобная мысль постоянно сопровождала меня, и я изучал встреченных собак и с этой точки зрения. Но с каждым днем что-то во мне срывалось, и я не знаю, почему...

Естественно, основная цель моей поездки не была связана с приобретением и вывозом собак - я ехал в Среднюю Азию впервые, хотел поближе познакомиться с обычаями живущего там народа, изучить то, чем занимаюсь сам, снять видеоматериал на память и только потом, если повезет, что-нибудь приобрести. Мне довелось приехать туда в самое благоприятное время, когда можно было увидеть наибольшее количество отар с собаками на зимних пастбищах. А также это было время, когда большинство сук были либо щенными, либо уже со щенками. Больше всего мне хотелось приглядеть или нестарую суку, или суку-подростка, а к сожалению, как я уже писал, сук в отарах оказалось крайне мало. И как я уже писал выше, по-настоящему мне приглянулись только две суки, но одна из них была последней из рода, а вторая, подобная первой, была уже в преклонном возрасте. Но, чем больше я узнавал собак в их собственном сложном, скудном, но свободном мире, тем больше я их уважал и понимал ничтожество собственных меркантильных прихотей. Помню, как один мой хороший друг, пока я был в Таджикистане, прислал мне сообщение с вопросом: нашел ли я что-нибудь для себя? И вот тут-то я понял, что заново открыл для себя своих собственных собак, стал понимать их и полюбил еще больше. Я увидел другую сторону существования моей породы, и мне стали еще более дороги эти неприхотливые, отважные, гордые и свободные собаки.

Сука дворовая в Душанбе
Сука дворовая в Душанбе

Еще хотелось бы отметить большое цветовое разнообразие местных типов: от черных и черно-подпалых, черно-белых и белых с черным крапом до серых, палевых и белых. Такое разнообразие окрасов почти соответствует тому разнообразию, что присуще современным культурным собакам. Анатомически тоже встречались собаки разные, но, не будучи аттестованным профессионалом-анатомистом и не имея возможности сделать конкретные промеры, мне бы не хотелось делать обобщения. Могу сказать одно: это были собаки с более или менее хорошей анатомией. Мы встречали собак разных анатомических типов. Как более высоконогих, уплощенных, так и приземистых, широких. Как коротких “заквадраченных”, так и пропорционально растянутых с длинными грудными клетками и классическим длинным правильным крупом, с сильными скакательными суставами, правильно выраженными углами, притом с идеальными углами и пропорциями плече-лопаточного пояса, одно слово - заглядение! Собаки встречались естественно разные, но одно очевидно: из более чем двух сот собак с разными пропорциями и соотношениями скакалок – более прямых, с выраженными углами, - с разной длины крупами и их наклонами, я ни разу не видел собак с безобразными задними конечностями! Мне встретились только три собаки с плохими конечностями, причем две из них были кишлачного местного разведения, а третья была привезена в Таджикистан из России для улучшения породы. Остальные собаки абсолютно не бросались в глаза из-за их явно неправильных движений. Видимо, сама природа корректирует в этом отношении. Я повстречал несколько хромающих собак, но все из них имели какие-нибудь ранения или травмы.

По зубам. Насколько удавалось уговорить пастухов продемонстрировать прикусы, они были разными, но откровенных недокусов или перекусов не встречали. Нередко зубы были выломаны или порчены – тоже из-за нелегких условий жизни. Также о частых драках или ранениях свидетельствовали многочисленные шрамы на мордах. У сук я их не видел.

Очень по-разному относятся чабаны к купированию ушей и хвостов. Редко где встречались идеально (коротко) обрезанные уши. Видели месячных щенков с уже купированными ушами и хвостами, а также двухмесячных еще с необрезанными. При этом нам спокойно объясняли, что по каким-то там причинам обрезать еще рано. Словом, особой логики не было, тем более, что рано или поздно все равно купировали, но от этого не зависело качество обрезки. Особых проблем из этого никто не делал, а необрезанных собак мы, в итоге, нигде не видели. Даже дворняги и те нередко бегали тшательно купированные – видимо, на всякий случай!

Но к сожалению, как и все прекрасное, так и наше путешествие подходило к концу. Очень жаль, что как всегда не хватило времени, а так же и погода помешала, чтобы посетить в завершение поездки последнюю из точек намеченного нами ареала. Выпал снег, и наш бронепоезд «НИВА» (о ней хотелось бы говорить только хорошие слова!) начал безнадежно соскальзывать со склонов, что покрылись слякотью и глиной. Съездить в последнюю долину нам не удалось. Как только мы добрались до первой кошары, нас сразу же предупредили об очень плохих дорогах, но, к моей радости, мы с Ахадом нашли там очень красивого, недоверчивого годовалого щенка. Он сидел возле одного из домов, сосредоточенный и очень серьезный, подняв покусанную правую лапу. Видно, досталось бедняге от остальных собак, которые ушли с отарой. Но зато ему повезло остаться дома, хорошенько угоститься и сняться в нашем фильме!

Щенок был черным с черно-пегим крапом на морде, костистый, хорошо сложенный. И нам стало действительно грустно от одной единственной мысли, что далее поездку продолжать невозможно, и его родственников мы уже не увидим! Зато последний аккорд был вполне оптимистичен, и мы вновь встретили представителя одного из прекрасных типов пастушеских собак!

Кстати, хотелось бы отметить некое странное чувство, когда, будучи в Таджикистане, я встречал словно копии собак, виденных в моем мире: в рингах на выставках. Нереальное чувство, когда смотришь, как Касим из Клови рядом с отарой ходит, вот это класс! И ведь действительно, зеркальные копии реально существующих заводских собак! Вот когда можно говорить о породных типах как таковых! Хочу заметить, что среди довольно-таки небольшого количества увиденных собак я нашел больше половины всех существующих типов в культурном разведении. И мне казалось, что все или почти все азиаты родом из Таджикистана. Во всяком случае разнообразие меня действительно удивило.

Очень жаль, что я был один. Мой «шерп» Ахад усердно мне помогал, работая водителем и переводчиком, а у Алихона, естественно, мой приезд совпал с отчетным периодом в работе. Мне явно не хватало лишней пары рук для фотосъемок. Поездка все-таки дорогостоящая, трудная и очень насыщенная, поэтому я дорожил временем и старался все снимать исключительно на видео, чтобы можно было оставить на память более полноценный материал. Что ж, придется удовлетвориться только тем материалом, который удастся сделать из видеосъемок. Может, не имея таланта журналиста, я наломал кучу дров в этой статье. Твердо убежден, что лучше один раз увидеть собственными глазами, чем много раз услышать или прочитать. И надеюсь, что из заснятого мною материала выйдет что-нибудь стоящее. В любом случае я старался изо всех сил! Очень трудно передать на словах все наши приключения и трудности, но я считаю, что моя поездка удалась. Я очень рад, что мне повезло побывать в такой прекрасной стране и посетить такие заветные места. Меня вдохновило все, что я увидел, я приобрел веру в будущее этой замечательной породы, а также в будущее того, чем мы все занимаемся. И мне хотелось бы возвращаться туда снова и снова.


( Для всех моих друзей и публикации на сайте http://aziat.fastbb.ru только)

Арунас Дерус Питомник “Akmenu Gele”, Литва.
www.akmenugele.com
baltija@banga.lt


бурение скважин цена

вверх

При использовании материалов сайта ссылка на www.irkcao.ru обязательна ! Copyright © 2003