Белые азиаты Прибайкалья Книги  

Александр Власенко

Аннотация

Правдивые дрессировщицкие рассказки о собаках, собаководах и о том, чего не найти в пособиях по дрессировке и что всем уметь не обязательно, но каждому понимать следует.

Автор многих популярных книг о служебных собаках и домашних питомцах делится опытом общения с ними в нестандартных ситуациях их поведения.

Книга адресована владельцам собак и дрессировщикам.

«Дикая звер», железная фрау и летающая тарелка


Это было вскоре после павловской реформы, одним махом разорившей среди прочих журнал «Кинология-информ» и, соответственно, оставившей главного редактора, то есть меня, без работы. Вышибленному в результате сего разбойничьего акта из журналистики, мне совершенно расхотелось впредь хоть в чем-либо сверх неизбежного зависеть от слишком много себе позволяющего государства, а потому пошел я на вольные хлеба – вернулся к частной дрессировке. И буквально через пару месяцев возобновленной практики счастливый случай свел меня с клиентом, о каком можно только мечтать.

Встречаемся в офисе по указанному адресу. Представительство одной из самых известных в мире компаний. О моем приходе доложили, жду. Невысокая, хрупкая женщина околопенсионного возраста. Здесь все к ней обращаются «фрау Лола». При ее появлении разговоры сотрудников затихают на полуслове. Так разом смолкают воробьи, завидя ястреба. Властный, цепкий взгляд, под которым сразу хочется проверить, везде ли застегнуты пуговицы. Решительное, крепкое рукопожатие. Говорит по-русски с сильным акцентом, порой путая рода и падежи. Фразы строит то на немецкий, то на английский лад. Посмотрела на часы:

– Через двадцать минут едем, извините. Подождать можно здесь. Чай, кофе?

– Спасибо, нет.

Ровно через двадцать минут, тютелька в тютельку, мы выехали на чемоданообразном «Вольво» в Архангельское, где фрау жила на даче. Всю дорогу она подробно меня расспрашивала, углубляясь в детали, о многом, что касалось процесса дрессировки, подготовки и построения занятий, о нюансах поведения лаек – а обучать мне предстояло восточно-сибирскую лайку. Свою дотошность объяснила позже: когда-то давно держала хорошо вышколенных боксеров. Мол, много времени прошло, все забылось. Ха, как же, эта разве забудет! Разумеется, выявляла уровень моей компетентности. Но все верно, так и надо делать, прежде чем доверять незнакомому, пусть как угодно распрекрасно аттестованному человеку свою собаку. А память у нее – мне бы такую. В пути раз десять звонили ей, да раз пять звонила она. Но всегда, выключив мобильник, фрау Лола возвращалась точнехонько к тому моменту, на котором наша беседа прерывалась. А послушав, как она разговаривает по телефону, я окончательно утвердился в мысли, что мозги у моей клиентки не просто присутствуют в большом количестве, но еще и образцово-показательно организованы.

Приехали. Знакомлюсь с представителем довольно редкой в Москве породы, коего кличут Байкалом. Месяцев восьми, некрупный, верткий, бурого окраса, шибко темпераментный и лизучий. Выясняется, что получен он в подарок с полгода назад. По каким-то особо хитрым причинам фрау Лола отвертеться от презента не смогла. А теперь с псом возникли проблемы. Как положено от природы, у него проснулись охотничьи инстинкты, начал он на прогулках убегать иногда за километры в поиске белок и, найдя, часами их страстно облаивает, домой до вечера не возвращаясь. А возвращается – только чтобы поесть. Причем в дверь не всегда и за кусочек войти изволит. Приходится его на улице на мясо подманивать, брать за ошейник и заводить внутрь. Опять же, в доме наружную дверь открытой оставлять не следует – при первой возможности хищник может слинять. А жить-то Байкалу в более или менее близком будущем предстоит в Вене, где по паркам бродит живность самая разнообразная, но вся – полуручная, на которую с лайками охотиться там не принято. И вообще, в Вене собаки, как правило, хорошо воспитанные, не то что этот, по выражению его хозяйки, при этих словах всегда одинаково с возмущением всплескивавшей руками, «дикая звер», даже на поводке ходить умеющий только неровным зигзагом.

Из разговора довольно быстро вырисовывается картина, чему и на каком уровне должен быть обучен юный обалдуй. Первым делом, конечно, послушанию. По обычному курсу, без особых наворотов, но предельно строго и надежно. Затем защите и охране, поскольку взамен несбыточных лаячьих надежд на пушной промысел Байкалу могла быть предложена только эта полезная функция. Не настолько ему от природы и породы свойственная, но ведь тоже связанная с убийством, пусть почти всегда лишь ритуальным. Ну и в целом желательно, чтобы результаты обучения хоть как-то соотносились с принятыми в Европе нормативами дрессировки. Итого сошлись на ИПО, международном курсе дрессировки, построенном без игрулек, а по-серьезному, с учетом означенных практических потребностей: послушание – на парфорсе, а защита – на злобе.

На первом же занятии я был потрясен разительным контрастом между психологией фрау Лолы и всех прежних моих клиентов. С нашими соотечественниками проводить какие-либо вводные инструктажи, теоретические занятия, тренировки по владению снаряжением в отсутствие собаки (аналоги которых в авиации называют «пешим по-летному») обычно оказывается делом почти, а то и совершенно напрасным. Русский человек в силу, наверное, своей избыточной эмоциональности и все заслоняющей сердечной широты в обучении требует особого подхода. Слово, начертанное на бумаге, он воспринимать-то воспринимает, но – как пришедшее из иного мира, то есть с реальностью сопоставить его он далеко не всегда способен. Устная речь для него, умеющего виртуозно передать суть сколь угодно сложного вопроса (да хоть бы и философского!) посредством ограниченного набора всем знакомых выражений, имеет слишком много смысловых оттенков и подтекстов, из которых он наверняка выберет не тот, что нужен, а только близкий к его собственным, чуть ли не сызмальства определившимся взглядам. (Кстати, неспроста кем-то исключительно верно было подмечено, что у нас в народе каждый и так знает, как надо дрессировать собак, воспитывать детей и управлять государством. Жаль лишь, не у любого это равно хорошо получается.) Наглядный пример в ходе занятия впечатляет люд почти всегда гораздо больше. А вот понятнее всего исконному русаку становится, если дозволить ему изучаемый предмет пощупать своими руками. Похоже, что наше национальное чувство – осязание. Потому лучше всего до русских мозгов смысл доходит через руки. Ну а если при этом, согласно общепризнанной оригинальности менталитета, истинно наш человек с размаху чего-нибудь напортачит – тогда уже доходит через другое, более чувствительное место, откуда и пошло неизвестное остальному миру понятие «задний ум».

Что же до фрау Лолы, то она с превеликой готовностью восприняла мое предложение о занятиях без собаки. Даже выразила сомнение, хватит ли ей всего двух таких уроков. И представьте себе, не только под моим наблюдением, но и самостоятельно, по пятнадцать минут в день – об этом мне тайком докладывала ее горничная – тщательно отрабатывала удары стеком, сбивая разложенные на низкой мебели бумажки, тренировалась дергать разными способами поводок, к которому вместо собаки была привязана диванная подушка, вызубрила полагающиеся жесты и команды на немецком языке. А когда я, оценивая итоги домашнего задания, заметил ей, что команды следует произносить выразительнее, меняя громкость и тон в зависимости от ситуации, и порекомендовал упражнения перед зеркалом, пунктуальная женщина, несмотря на занятость, честно выкраивала каждый вечер еще по четверти часа, отправляла горничную с Байкалом на прогулку (чтобы не травмировать собачью психику), а сама в голос кричала, рычала и шипела на свое отражение, добиваясь необходимой убедительности. Зато через три дня по этой части у меня не осталось ни малейшей к ней претензии.

Разные бывали у меня клиенты, в том числе и такие, кто по многолетней привычке начальствовать подавал команды собаке тем же ровным и бесстрастным голосом, что и приказания своим подчиненным по службе. Давно сложившийся стереотип в дозировании наружного проявления эмоций взрослому человеку преодолеть очень трудно. И «разговор с зеркалом» для этого – лучшая форма аутотренинга. Но изо всех одна только фрау Лола вырабатывала правильные интонации указанным способом вне моего контроля. Другим то ли неудобно было лицедействовать наедине с собой, то ли несолидно, либо они считали, что обойдутся и так, однако же из-за недостаточной предварительной подготовленности у них и дрессировка впоследствии шла не в пример корявее.

Рассказывать о том, как продвигалось обучение Байкала послушанию и следовой работе, в общем-то ни к чему. Все получалось вполне обыкновенно, не лучше и не хуже, чем с любой другой умной, своевольной и довольно-таки распущенной собакой. Обоняние, конечно, у него было отменное, куда острее, нежели у среднестатистической немецкой овчарки. Потому давность следа пришлось увеличивать очень быстро. Но вот что упомянуть стоит особо. Поскольку мне, как выяснилось, предстояло в недалеком времени растравливать Байкала на себя, вскоре пришлось резко ограничить мои с ним непосредственные контакты. Более того, когда пес пытался меня поприветствовать при встрече либо привлечь к себе внимание, я делал вид, что в упор его не вижу. Лайчук воспринял изменение моего поведения несколько растерянно, а потом стал относиться ко мне с каким-то сомнением, как к пришибленному из-за угла пыльным мешком. Даже после начала занятий по защите сомнения эти все никак не выливались в открытую враждебность, а надолго застряли в стадии серьезных подозрений насчет благонадежности, и лютой ненавистью это обернулось еще ох как не сразу.

Впрочем, печальная повесть об испорченных между мною и Байкалом отношениях заслуживает более подробного изложения.

Сам по себе «дикая звер» к людям был настроен крайне дружелюбно и ласково. Кусать меня он решился только после довольно длительной выдержки на голодной диете, когда я стал забирать у него буквально изо рта выданную ради такого случая большую и аппетитную кость. Причем удовлетворительную по силе хватку мне удалось вызвать, лишь назойливо подщипывая Байкала при каждом удобном случае за гачи и пах. Хватка у него была от природы самая что ни на есть лаячья – быстрая, режущая, но мелкая и непродолжительная. Со временем он приучился захватывать дрессировочный рукав или же защитную манжетку глубже, с трепком, но все равно не полной пастью, так что на занятия с ним я брал легкий тонкий рукавчик, предназначенный для растравки щенков.

Вскоре Байкал понял, что в моем присутствии спокойно погрызть косточку все равно не удастся и что лучшим способом обеспечения собственной безопасности, а равно и сохранности ценных продуктов питания является превентивная яростная и продолжительная атака на меня, покуда я, после борьбы, не покину, хромая и стеная, поле брани или не замру, в бессилии раскинувшись на земле. Но и тогда бдительность терять противопоказано, иначе, стоит лишь переключить внимание на лакомое блюдо, зловредный враг тут как тут оживает и вновь портит собачий аппетит. А нужно дождаться, когда хозяйка, прихватив косточку с собой, отведет одержавшего победу героя на территорию, недоступную подлому противнику, и там вручит храбрейшей на белом свете собаке, рассыпаясь в дифирамбах, отвоеванную с боем вкуснятинку.

Вслед за этим, чтобы пес не зацикливался на мысли о жратве, мы косточку подменили миской, за которую он, естественно, все равно рвался на меня в драку, но зато не так торопился вернуться назад, поскольку знал об отсутствии внутри нее полезного содержимого. И пока Байкал окончательно не расхрабрился, добились облаивания фигуранта, спрятавшегося в укрытии. Перед одним из укрытий (а в качестве таковых специально для наших занятий честь по чести соорудили три переносных шалаша) я ронял миску, предварительно внаглую похищенную, а сам, спрятавшись в оное укрытие, к тому же отгораживался от возможного нападения ширмой, закрывавшей меня до пояса. Варьируя дистанцию пуска, работу на длинном поводке и без поводка, скорость приближения хозяйки и расстояние, на котором перед шалашом оставлялась упомянутая емкость, получить нужный результат оказалось делом нехитрым. А еще в руках у меня был длинный прутик, который, если зверь снижал активность облаивания, я протягивал к святому для всякой любящей покушать собаки предмету. Когда же прием затвердился в песьей памяти, мы стали обходиться и без миски, и без ширмы. В общем, Байкал очень скоро суть задачи постиг, быстро обегал укрытия, находил меня и сварливо облаивал, иногда норовя подлезть под шалаш с тыла. Конечно, постиг лишь в первом приближении, не умея пока как следует кусаться и потому только не решаясь напасть спереди, а вовсе не по причине отличной обученности.

Однако же надолго стопориться исключительно на облаивании не стоило, чтобы у собаки не закрепилась привычка обходиться при конфликтах с двуногими врагами одним брехом. Приспела уж пора и настоящим свирепством заняться. Но Байкалу совсем не хотелось преследовать и кусать меня, удаляясь от безусловно любимой косточки либо от условно любимой миски более чем на три метра. Ну что ж, если гора не идет к Магомету… Стал я тогда у голодной, как обычно, собачки то тот, то другой из сих обожаемых ею предметов из-под носа нахально утаскивать, а отбежав на некоторое расстояние, изображать процесс сладострастного пожирания. Разве найдется среди психически здоровых такой кобель, кто на пустой желудок столь гнусное издевательство вытерпит? Байкал был целиком и полностью адекватен, а потому, возмущенный и отпущенный, несся ко мне, изрыгая и рык, и стон, и благородный гнев. А уж когда он настигал похитителя и воздавал ему полной мерой, как это предусмотрено восточно-сибирским таежным законодательством, мне приходилось вертеться и убирать ноги вдвое быстрее, поскольку у доведенного до белого каления псенка регулярно обнаруживалось желание цапнуть меня куда-нибудь мимо рукава. Естественно, что после более или менее продолжительной схватки отчужденное преступным путем имущество либо продовольствие возвращалось к законному владельцу. И надо было видеть, с каким потом горделивым презрением поглядывая своими раскосыми глазенками на меня, поверженного во прах, Байкал торжественно и церемонно приступал к трапезе. Ни дать ни взять – ордынский хан, справляющий тризну по еще живому, но уже обреченному на заклание кровнику.

С каждым разом предмет, предназначенный для пробуждения агрессии посредством его хищения, оставлялся на все большей от Байкала дистанции, а потом фрау Лоле пришлось поупражняться в прицельном метании: предмет нужно было забрасывать непосредственно в расположение противника, предваряя тем самым пуск собаки на задержание. Использовать для этого тяжелую и скользкую, покрытую ошметками мяса кость не очень удобно, а вот с небольшой стальной миской, особенно если ее посылать в полет горизонтально, вверх донышком, легко управляется и женская рука. Глазомер и ловкость фрау Лолы были выше всяких похвал, и после первой же тренировки она блестяще освоила данный раздел «уфологии». «Летающая тарелка», закрученная ею броском от груди, шагов с пятнадцати ложилась точнехонько мне под ноги. А следом, обнаружив мое с миской предосудительное соседство, с места в карьер на крыльях ярости летел Байкал…

Надо сказать, что довольно долго, пока мы работали над облаиванием, после каждого занятия человеколюбивый пес с кротостью и упорством христианского миссионера пытался вернуть меня на путь добродетели. Улучив момент, когда я, в ожидании дежурной машины расположившись в холле, расслаблялся пивком до состояния легкого блаженства, Байкал подходил ко мне и, умоляюще заглядывая в глаза, пытался мягко положить свою лапу или голову мне на колени. Дескать, не надо зла, долой войну, давай немедленно забудем все плохое, что между нами было, начнем дружить, а? Но хотя от такого его толстовского всепрощенчества сердце мое предательски сжималось, однако, исполненный профессионального долга, я отворачивался вполоборота от носителя мирных инициатив, по-собачьи дергал губой и негромко рычал. Несправедливо отвергнутый Байкал разочарованно брел от меня, понуро опустив голову и хвост. Его вера в конечное торжество идеалов разума и гуманизма медленно, но неуклонно таяла. И однажды, когда, собрав в своей душе последние крохи смирения, пес еще раз нерешительно предложил перейти от томагавков к трубкам, а в ответ услышал все то же угрожающее рычание, его долготерпению пришел конец. Он также зарычал, оскалился и стал медленно надвигаться на меня. Фрау Лоле пришлось срочно вмешаться и отвести его на место. С той поры в присутствии Байкала и не имея под рукой средств защиты, я чувствовал себя несколько неуютно. Оставшись со мной один на один, «дикая звер» не давал мне шелохнуться: напряженно ходил вокруг на выпрямленных ногах, в виде разгневанного дикобраза, и откровенно вызывал на драку, то и дело замирая в боевых позах ушу школы Наглой Собаки. А на занятиях бросался в атаку впереди «летающей тарелки» и терзал подставленный рукав с очевидным желанием незамедлительно покончить со мною раз и навсегда. Так что вскоре необходимость метать в меня какие-либо стимулирующие злобу предметы совершенно отпала.

То, что «уфологический» метод обучения задержанию не лишен определенных недостатков, в близком времени стало ясно всем, кто составлял каждодневное Байкалово окружение. Основанием для такого умозаключения послужил случившийся в отсутствие фрау Лолы трагикомический эпизод. Повзрослевший за пару месяцев занятий, пес честно слушался одну лишь только свою хозяйку, а без нее вел себя как заблагорассудится. Прислуга по-прежнему выпускала его гулять одного, а после променада собаку заманивали в дом привычным со щенячества способом, то есть на мясо. И вот как-то в дождик Байкалу не захотелось слишком долго торчать на улице, но и возвращаться под крышу без получения взятки ему достоинство не позволяло. Садовник сообщил через окошко горничной, что пес – вот он, крутится перед домом, да только подманить его нечем. Та вынесла антрекот, но поскольку была в тапочках, подходить к садовнику не стала, а сказав: «Лови!» – метнула этот самый антрекот ему в руки… До той злополучной минуты садовник считал Байкала своим лучшим другом.

Закончив вчерне обучение, я посчитал нужным сделать длительный перерыв в занятиях, чтобы пес успел окончательно утвердиться в своей новой роли охранника. Он уже надежно стерег дом и машину, внимательно следил за посетителями в офисе и на прогулках не подпускал без надлежащей санкции посторонних к фрау Лоле. Но пока проявлял излишне много рвения к службе, что должно было за месяц-другой само по себе устаканиться. Так оно, собственно говоря, и вышло, просто немного раньше, чем этого можно было ожидать. Однако хозяйка посчитала успокоенность собаки признаком ослабления ее сторожевых качеств и попросила провести на всякий случай еще пару контрольных занятий.

Полчаса работы целиком и полностью убедили фрау Лолу в том, что более сдержанное, нежели прежде, поведение Байкала обусловлено только возросшей его уверенностью в собственных силах. Заниматься тогда пришлось по гололеду, что не устраивало ни меня, ни фрау, почему мы и решили отложить оттачивание собачьего мастерства до следующего раза, тем более что у фрау Лолы нашлось какое-то еще довольно срочное дело. Поджидая вызванную в неурочный час машину, мы стояли на улице. Хотя я успел переменить рабочую одежду на цивильную, однако же впустую коротать время нам не хотелось, и фрау Лола предложила мне изобразить еще одно на нее внезапное нападение. Почему бы и нет? Извлек я из рюкзака рукавчик, надел, но лямку через шею завязывать не стал, а запихнул ее в полость рукавчика. И не учел того, что лямка и ручка внутри сделаны из одинаковой тесьмы. А сквозь перчатку не почувствовал, что держусь вовсе даже не за ручку. Наш ученик энергично и крепко откусался, и я, нагнувшись, вытягиваю защищенную руку вперед, чтобы он побыстрее отпустил рукав при отзыве. И вот тут-то, вслед за последним рывком, мой рукавчик птичкой улетает под ноги к Байкалу. Знаете, как выглядит оторопь при нежданной радости? Наполняющиеся сиянием округлившиеся глаза, медленно отпадающая челюсть, замирающее дыхание – все это в тот миг добавилось к привычному портрету молодого кобеля. Пока он не успел опомниться, я прыгнул к рукаву, да, видать, не судьба мне была в тот день остаться без лишних на теле дырок. Поскользнувшись, я растянулся во весь рост навстречу безмерно счастливой собаке. Бросок к лицу успел отвести правой рукой, одновременно перекатившись с живота на спину, но перчатка – крепкая кожаная перчатка, чего только на своем веку дотоле не выдержавшая – сразу приказала долго жить, ровненько располосованная по всей длине, как острым лезвием, клыками Байкала. Пес носился кругом меня бешеным вихрем, однако все последующие предпринимаемые им лихие наскоки оказывались безрезультатными, поскольку я с неменьшей скоростью крутился за ним, успевая подставлять под укусы подошвы ботинок. Глупое мое положение веселило меня ужасно, и я от души хохотал, представляя себе эту картину со стороны. Но не до смеха было фрау Лоле, которая, испугавшись за мое дальнейшее самочувствие, растерялась и вместо того, чтобы отбежать подальше и отозвать Байкала, кинулась его отлавливать. Описывая второй круг, она, как и следовало ожидать, тоже поскользнулась и упала. С одной стороны, понятно, повезло еще, что свалилась на меня – не ушиблась, мягко, а с другой – даже при своем воробьином весе она все-таки изрядно сковала мои движения. Вот где Байкалу настало раздолье! Да еще и ярости прибавилось – хозяйка ведь в опасности. Ну и пощипал он меня, ну и оторвался – только клочья летели! Оно, конечно, лайка есть лайка, и моя одежда пострадала куда существеннее, чем организм, а потому и смеха было много больше, чем боли. Особенно когда я, доставленный домой, увидел себя в зеркале будто воронами исклеванный. С каковым заключением, похихикивая, поспешила согласиться и моя жена.

…Мне до сих пор кажется, что всего-то пара минут усиленной выработки адреналина, десяток кровоподтеков и несколько царапин – это, уж наверное, не самая тяжкая расплата за то далеко не лучшее мнение о моральном облике представителей рода человеческого, которое сложилось у прежде ласкового и доверчивого Байкала от опыта общения со мной!





вверх

При использовании материалов сайта активная ссылка на http://www.irkcao.ru обязательна ! Copyright © 2007